Выставка отражает литературный образ русской провинции. Ее визуальный ряд составляют фотографии из фондов Крапивенского музея; цитаты из воспоминаний известных уроженцев Крапивны и литературных произведений побуждают к размышлениям о сложности провинциальной атмосферы.

Значение русской провинции для России, как составляющей ее основу, большую часть, велико и многообразно. Провинция, уезд – это источник не только материального благосостояния, но и культуры, духовности. Ведь именно провинция дала России таких людей, как химик Менделеев, академик Павлов, композитор Чайковский, актер Щепкин, художник Поленов, писатели Бунин, Тургенев, Лесков, Чернышевский и множество других величайших умов, без которых немыслима наука и искусство, и которые были носителями гуманизма, просвещения, нравственности. С другой стороны, провинция часто ассоциируется с отсталостью и косностью взглядов, скукой, мелочностью интересов. Естественно, что провинция (как ее центр – уезд, уездный город) всегда вызывала острый интерес русских писателей.

Тема провинции находит отражение во многих произведениях художественной литературы. И это не удивительно, ведь провинция - большая часть страны, практически все, что «не столица». При этом надо отметить, что часто провинцией называют не любую «местность вдалеке от крупных центров, вообще – территорию страны в отличие от столицы», а только многочисленные города и городки – губернские, уездные, и прилегающие к ним пригороды, слободы. Дальше начинается местность сельская, это уже не провинция – деревня. Поэтому вполне закономерно ограничить провинциальную географию не столичной, но именно городской и пригородной средой.

В литературных произведениях содержится большое количество как позитивных, так и негативных описаний таких городков. Здесь и архитектурные особенности, и обстановка заведений, и повседневные занятия, традиции и нравы жителей, интересы и вкусы, мировоззрение и язык провинциалов. И литературные описания часто выгодно отличаются от исторических, так как писатель, мастер художественного слова и тонкий наблюдатель, подмечает такие вроде бы второстепенные, мелкие подробности, которых не найдешь в источниках научных, документальных.